Китайские стратагемы в конкурентной борьбе

 

36 классических китайских стратагем

34. Стратагема самострела

Никогда и никто не хочет нанести себе рану.
    Если кто-то поранился – значит здесь нет подвоха.

Если ложь кажется настолько правдивой, что правда кажется ложью, хитрость удалась.

Стратагема нанесения ран самому себе. Стратагема самооговора, самобичевания.

Толкование
    Цель шпиона состоит в том, чтобы посеять сомнения в стане противника.
Возвращенный шпион – тот, кто подтверждает подозрения противника в отношении людей из своего лагеря. Стратагема же нанесения себе увечья заключается в том, чтобы разыграть усобицу в собственном лагере, чтобы заслать шпиона в лагерь противника. Послать к неприятелю человека из своего лагеря, с которым я как бы в ссоре, чтобы он предложил противнику тайный или открытый союз против меня – это и есть стратагема нанесения себе увечья.

Примеры
    1. В эпоху Весен и Осеней правитель царства Цзинь хотел напасть на небольшой удел Ху. Он отдал свою дочь в жены правителю этого удела, а потом объявил своим советникам:
    – Я хочу начать войну. На кого мне напасть?
    – На удел Ху, – ответил сановник по имени Гуань Цисы.
    Правитель был очень разгневан таким советом.
    – Ху теперь родственное нам государство. Как же можно идти на него войной? – вскричал он и тотчас приказал казнить Гуань Цисы.
    Прослышав об этой истории, правитель Ху решил, что цзиньский царь – его надежный союзник и не стал обращать внимания на военные приготовления в Цзинь. Вскоре правитель Цзинь напал на Ху и благодаря внезапности нападения одержал легкую победу.
    Примечание: Данный сюжет может служить иллюстрацией применения в стратагеме нанесения себе раны той категории шпионов, которые именуются в книге «Сунь-цзы» шпионами смерти. В «Книге шпионажа», составленной при китайском дворе в середине XIX в., признается, что правитель Цзинь поступил слишком жестоко и дается совет использовать для подобных целей осужденного на смерть преступника, нарядив его в платье чиновника.
    2. В начале эпохи Троецарствия Цао Цао, распространивший свою власть на весь северный Китай, затеял большой поход на Юг с целью покорения южнокитайского царства У. Чтобы обеспечить успех операции, он построил огромный флот, который был способен быстро перевести воинов через Янцзы.
    Полководец У по имени Чжоу Ю не имел сил для отражения флота Цао Цао. Тогда он вызвал к себе своего помощника Хуан Гая и сказал ему:
    – Я ищу того, кто мог бы для вида перейти на сторону Цао Цао и помочь нам разбить врага. Такой человек должен быть готов пострадать, чтобы Цао Цао смог поверить в искренность его поступка.
    – Я пользовался милостями семейства Сунь (правителей У. – В. М.) на протяжении долгого времени и готов вытерпеть любые муки ради их блага, – ответил Хуан Гай.
    – Ваша преданность будет вознаграждена! – заверил верного слугу Чжоу Ю.
    На следующее утро Чжоу Ю созвал военный совет и объявил:
    – Флот Цао Цао насчитывает миллион человек, и нам с ним не справиться. Прошу всех обеспечить себя продовольствием и фуражом на три месяца. Мы будем держать оборону.
    – Но если мы будем только держать оборону, мы никогда не победим флот Цао Цао. Если мы не можем дать решающее сражение немедленно, нам лучше отступить, – сказал Хуан Гай.
    Услышав эти слова, Чжоу Ю затрясся от гнева и закричал:
    – Мне поручено сдерживать вражеский флот. Тот, кто говорит об отступлении, заслуживает смерти!
    По просьбе офицеров, однако, Чжоу Ю заменил смертную казнь сотней ударов палками. После пятидесяти ударов спина Хуан Гая превратилась в кровавое месиво. Чжоу Ю в очередной раз внял мольбам своих офицеров и прекратил казнь.
    Хуан Гая отнесли в его палатку, откуда он, не имея сил встать сам, тайно послал гонца к Цао который передал ему слова Хуан Гая:
    – Я готов отдать в ваше распоряжение моих людей, зная вашу щедрость и умение награждать подчиненных, которые отличились в делах управления или войны.
    Цао Цао знал о стратагеме «нанесения себе увечья» и поэтому не спешил поверить гонцу на слово.
    – Но ведь в предложении вашего господина не сообщается о времени и месте нашей встречи. Как же осуществить этот план? – заметил осторожный Цао Цао.
    – Разве вы не знаете, что гонец, посланный с подобным предложением, сам не может знать об этом, ибо в противном случае план может сорваться, – ответил посланник Хуан Гая.
    В конце концов Цао Цао решил, что Хуан Гай действительно хочет присоединиться к нему при первом же удобном случае. Он велел Хуан Гаю установить на своем передовом корабле зеленую палатку в качестве условного знака.
    Так преданность Хуан Гая позволила Чжоу Ю с успехом осуществить первую часть своего замысла.